Немирный атом

Этот материал адресуется «продвинутым» родителям, которые вычитали в интернете, что диагноза «синдром дефицита внимания и гиперактивности» не существует, и уверены в том, что их белого и пушистого ребёнка пытаются залечить злые психиатры. А также «серьёзным» специалистам и учителям, считающим, что СДВГ – самое страшное проклятие современных школьников, которое может быть снято только поголовным приёмом волшебных таблеток.

Вместо предисловия 

Если позволите, сначала небольшое лирическое отступление. Для невролога-исследователя московские дороги представляют огромный интерес. Это удивительный природный эксперимент, в котором, как под электронным микроскопом, проявляются и усиливаются многие нервные расстройства. 

Можете стать исследователем и вы. Когда в следующий раз будете стоять на светофоре, внимательно оглянитесь вокруг. Обязательно увидите рядом с собой одну или несколько машин, которые каждые две-три секунды газуют на месте, победоносно продвигаясь вперёд на несколько заветных сантиметров. И резко срываются с места, как только возникает перспектива рождения «зелёного». Посмотрите вперёд – разумеется, увидите перед собой несколько автомобилей, которые стремительно заканчивают проезд перекрёстка даже не на мигающий жёлтый, а на красный сигнал. 

А кто из нас не видел игроков «в пятнашки»? Такие водители просто не умеют больше одной минуты ехать в одной полосе. Очень похоже на то, что каждые 60 секунд в одном месте у них включается «игла-будильник», и неумолимая сила заставляет перескакивать из ряда в ряд. Ещё одна особенность таких «водил» – ограничитель «низкой скорости», они физически не переносят медленную езду. Именно для таких «асов» некоторые остроумцы наклеивают на заднее стекло своей машины добрый призыв-лозунг: «спешишь – перепрыгни». Знакомая ситуация, не правда ли? И таких водителей много, вы это хорошо знаете. 

Ни минуты покоя! 

Наши герои, как несложно догадаться, «закалили» свои характеры ещё в детстве. Вам и окружающим кажется, что ребёнок находится в постоянном движении и ни секунды не сидит на месте? Он похож на «электровеник»? Вы видите, что его руки, ноги, туловище, голова живут своей собственной жизнью, находясь в бесконечном перемещении в поисках смысла существования? Кроме того, на поведение малыша жалуются воспитатели в детском саду, учителя в школе, родители других детей и ваши родственники – оказывается, ваш ангел практически всегда сначала говорит и делает, а потом думает. Терпение – не его достоинство! И наконец, в довершение всего, он невнимателен и рассеян, моментально отвлекается, постоянно всё теряет и забывает. 

Ну что же, не исключено, что ваш ребёнок действительно имеет двигательную расторможенность и может быть причислен к многоликой и бесчисленной компании гиперактивных детей. Проблема частая, иногда крайне серьёзная, местами очень тягостная, мешающая жить и малышу, и окружающим. Но нельзя забывать и о том, что в последнее время этот диагноз стал для некоторых специалистов удобно-рентабельным, то есть, по сути, надуманным и по-своему модным среди родителей. Так где же истина?.. 

Беды непоседы 

Как же простому, без психомедицинского образования человеку сориентироваться в море диагнозов и психолого-педагогических заключений? Для начала убедитесь в том, что существуют весомые доказательства постоянных проблем в обучении, коммуникации и социальной адаптации, истоки которых в виде невнимательности, импульсивности, гиперактивности были заметны ещё в дошкольном возрасте. И учтите, что эти «неприятности» должны быть мало или совсем не связаны с окружающей обстановкой (заметны не только в школе, садике, но и дома, в гостях, на тренировке, в кружке). 

Итак, подозревать гиперактивность и импульсивность можно и нужно, если ваш ребёнок:
• всегда в беспокойстве, не может участвовать в «мирных» играх и занятиях; 
• моментально возбуждается, «легко воспламеняется»; 
• не может сидеть, стоять или лежать без движения (крутится, ёрзает, суетится, елозит), особенно в обстоятельствах, требующих некоторой неподвижности; 
• говорлив и словоохотлив («балабол и тарахтелка»); 
• шумлив, его постоянно сопровождают ненужные, посторонние шумы и звуки; 
• вечно лезет не в свои дела, не даёт возможности разговаривать взрослым, играть другим детям, всё внимание окружающих «замыкает» на себе; 
• не доводит до конца более или менее сложную последовательность запланированных действий; «прыжки» с одного дела на другое, выполнение работы хаотическое, «с пятого на десятое»; 
• не может правильно оценить результаты своих поступков; 
• нетерпелив, не хочет дожидаться своей очереди, не хватает выдержки досидеть до конца занятия, урока. Ответ выпаливает в процессе вопроса, без обдумывания. 

О невнимательности можно говорить, если малыш: 
• Задумчив и мечтателен, «зависает» в своих мыслях, пропускает мимо ушей обращения окружающих, «разиня» (внимание: иногда так маскируется и выглядит более серьёзная неврологическая патология!). 
• Моментально отвлекается и легко перескакивает на другое занятие, не умеет соответственно возрасту концентрировать и удерживать внимание. Чтобы получить желаемый результат, приходится повторять просьбу несколько раз. Но даже после многократных повторений нет никаких гарантий в точности и своевременности выполнения инструкций. 
• Показывает максимальную продуктивность занятий только при наибольшей мотивации, если удалось его увлечь, обычно в группе из 3–4 детей или один на один с учителем. Чёткое ухудшение результатов при выполнении монотонной работы, которая представляется ребёнку сложной и унылой. 
• Во время игр, занятий тяжело переключается на выполнение других просьб или требований, не может своевременно затормозить. 
• Быстро и легко всё забывает (в особенности, малоинтересную для него информацию); 
• Не может правильно организовать соответственно возрасту своё пространство, быт и игры. 
• Постоянно теряет вещи, родители всё время обнаруживают пропажу игрушек и предметов одежды («растяпа и растеряха»). 

При подтверждении своих подозрений (если примерно три четверти или даже две трети вышеперечисленных признаков написаны явно про вашего ребёнка) необходимо обратиться к специалисту. 

Комплексный подход 

К сожалению, довольно часто гиперактивность, импульсивность и невнимательность сочетаются с другими особенностями малыша. В середине XX века этот диагноз звучал так: минимальная церебральная дисфункция (ММД). В этом случае ребёнок: 
• может быть неповоротливым и неловким в движениях; «слон в посудной лавке», притягивающий к себе травмы и несчастные случаи; 
• пишет, «как курица лапой»; плохой почерк особенно виден в ускоренном темпе работы (дома, при постоянном мамином контроле, он значительно улучшается); иногда обладает другими специфическими расстройствами школьных навыков (чтение, счёт); 
• моментально засыпает, спит очень крепко, но беспокойно: «разбрасывается и мечется по кровати», падает с неё, разговаривает, смеётся и вскрикивает во сне; общее количество сна заметно меньше, чем у сверстников; 
• любит друзей, без проблем их приобретает, но ненадолго; он задира, дразнит товарищей, бывает с ними груб и даже агрессивен, прямолинеен и не воспринимает намёков, не ориентируется в тонкостях ситуации; при этом искренне недоумевает, почему с ним никто не хочет дружить; 
• нередко находится в тревоге и депрессии, имеет пониженную самооценку; 
• проявляет иную психосоциальную незрелость (инфантилизм): «клоун», «шалун», «хулиган», «неуправляемый», реакции оппозиции и самоизоляции. 

Диагностические критерии синдрома дефицита внимания и гиперактивности (более правильная и полная аббревиатура – СНИГА, синдром невнимательности, импульсивности, гиперактивности) делятся на три группы: «Невнимательность» (9 симптомов), «Гиперактивность» (5 симптомов) и «Импульсивность» (4 симптома). Точный диагноз СДВГ устанавливается при доказательстве существования не менее шести проявлений из первого раздела, не менее трёх – из второго, хотя бы одного – из третьего, которые сохраняются на протяжении минимум шести месяцев. Руководство американских психиатров определяет диагноз СДВГ с помощью наличия шести из девяти критериев дефицита внимания или шести из девяти критериев гиперактивности и импульсивности. 

Основные виды СДВГ 

Среди множества видов синдрома невнимательности, импульсивности, гиперактивности, как правило, выделяют три основных варианта. 
Дефицит внимания – проявляется, прежде всего, в виде трудностей обучения. Нередко сочетается с тревожно-депрессивными реакциями и заниженной самооценкой. 

В этом случае мало убедиться в том, что ребёнок не воспринимает ту или иную информацию, нужно обязательно уточнить уровень и механизм расстройства внимания. Интересный факт: по сравнению с обычными детьми, количество объектов, которые чётко определены и в то же время анализируются, у детей с синдромом далеко не всегда снижено, избирательность внимания (способность не отвлекаться и концентрироваться на определённых потоках информации) не обязательно страдает. Если занятие увлекательно, объём внимания волшебным образом резко увеличивается. А вот если идёт повторная и скучная, с точки зрения малыша, работа, то он очень быстро теряет к ней интерес и готов отвлечься от игры или урока в любую минуту. 

По оценке специалистов, основная проблема при этом варианте синдрома заключается именно в неумении ребёнка концентрировать внимание в течение длительного времени. Это и есть самая важная оценка СНИГА (СДВГ). Таким малышам сложно сохранять на должном уровне длительное мыслительное напряжение во время игры, учебного процесса или других занятий. 

Импульсивность и гиперактивность – проявляется, в основном, в виде поведенческих расстройств, нарушений коммуникации и социальной адаптации (агрессия, разрушительное поведение). Нередко «присутствует» школьная неуспеваемость. 

В этом случае можно выделить два варианта дефицита контроля импульсов: 
• познавательная (когнитивная) импульсивность – проблемы в мыслительной (учебной) деятельности: не доведение до конца последовательности запланированных действий, «скачка идей и желаний», спешка и необдуманность, «прыжки» с одного дела на другое, хаотичное и дезорганизованное выполнение работы; 
• поведенческая импульсивность – проблемы в бытовой и социальной деятельности: неадекватная оценка результатов своих поступков, дефицит контроля импульсов побуждений и стимулов, неспособность справиться со спонтанными реакциями. 

Оба варианта отклонений оказывают серьёзное негативное влияние на школьную успеваемость, но базу для развития социальной дезадаптации формирует именно дефицит контроля импульсов своих побуждений и стимулов, неспособность подавления спонтанных реакций. Внешне это вполне может выглядеть как оппозиционно-вызывающее расстройство поведения. 

Смешанный, комбинированный вариант – невнимательность, импульсивность и гиперактивность присутствуют примерно в равных пропорциях. 

Синдром XXI века 

Как утверждает бесстрастная статистика, сегодня синдром невнимательности, импульсивности, гиперактивности уверенно занимает лидирующие позиции в группе детских поведенческих нарушений. По данным разных источников, примерно 2–5% всех детей в возрасте 5–10 лет имеют достоверные признаки СНИГА (СДВГ), среди взрослых эта цифра составляет 1–2%. 

Изолированные симптомы (невнимательность, импульсивность и гиперактивность) встречаются примерно в два раза чаще, чем полный комплекс. В среднем, мальчики подвергаются этому непростому испытанию в 3–4 раза чаще, чем девочки. У подростков и взрослых разница уменьшается в 1,5–2 раза. В первой группе (дефицит внимания) мальчиков больше «всего» в два раза, во второй группе (импульсивность, гиперактивность) – девочек меньше в четыре раза! 

Нельзя не упомянуть и некоторые обстоятельства, значительно усложняющие диагностику синдрома и вызывающие частые споры и спекуляции. 
Родители ребёнка не всегда объективны – довольно часто они преуменьшают глубину поведенческих нарушений ребёнка либо вообще отрицают их наличие. 
• Преподаватели, которые стремятся обеспечить дисциплину и строгую организацию педагогического процесса в школе, тоже не беспристрастны – зачастую они преувеличивают глубину проблемы и предрасположены к субъективному увеличению числа и тяжести «нарушений». 
Неврологи и психиатры тоже могут ошибаться – они наблюдают ребёнка беспристрастно и непредвзято, но в особой среде (кабинет врача), и недостаточно длительно, чтобы увидеть симптомы синдрома во всей красе. 

Родители, вы должны отдавать себе отчёт в том, что точно установить факт «чистого» СНИГА (СДВГ) может только комплексное психоневрологическое обследование на основе анализа мнений психиатров, неврологов, психологов, нейропсихологов, педиатров и педагогов. При этом отфильтровываются и отбрасываются множество иных «диагнозов», внешне проявляющих себя под маской синдрома. Учтите, что решение этой непростой проблемы требует особых, специфических методов терапии. 

Мамы и папы, которые действительно хотят того, чтобы их дети выросли здоровыми! Не используйте для «лечения» малышей неизвестно откуда появившиеся «методики» и препараты, обязательно обратитесь к специалисту. Имейте в виду: если при общепринятой гипердиагностике СНИГА (СДВГ) (опросники, анкеты и шкалы на основе выработанных критериев) используется мнение родителей и педагогов; частота и распространённость синдрома возрастает в 5–10 раз! Разумеется, при этом субъективное усиление оценки тяжести симптомов учителей намного выше, чем у родителей. А уж если исследования проводятся после скучного занятия, во второй половине дня, ребёнок находится в группе с ровесниками или с родителями (особенно с мамой), да ещё пришлось ждать, пока она заполнит анкету, – то, скорее всего, в классе не будет ни одного здорового малыша. 

Кроме того... 

К сожалению, синдром – это не только невнимательность, импульсивность и гиперактивность, которые мешают ребёнку и окружающим жить по-настоящему счастливо, но и целое море не менее значимых сопутствующих проблем. 

Тревожные расстройства – при СНИГА (СДВГ) с этой напастью сталкивается каждый четвёртый-пятый малыш. Он испытывает системное, постоянное чувство возможного, но непонятного и неопределённого несчастья, ожидание какой-то неведомой угрозы, предчувствие пугающей неизвестности, им владеет непрерывное внутреннее беспокойство, мышечное напряжение. Для таких детей свойственно поведение уклонения, или бегство от межличностного взаимодействия, ситуаций и объектов, вызывающих тревогу. Ребёнок испытывает выраженную практически на физиологическом уровне необходимость в постоянном внешнем доказательстве собственного благополучия. При этом он часто испытывает простые страхи, которые с возрастом могут иметь тенденцию к усилению. Нередко такие же тревожные особенности прослеживаются в семье, особенно у родителей. 

Впрочем, тревожность бывает не только вредна, но и «полезна». В большинстве случаев она отлично сочетается с более низким уровнем импульсивности, что в перспективе благотворно влияет на социальную адаптацию. 

Депрессивные расстройства – у каждого пятого-десятого ребёнка. Плохое настроение, потеря интересов, слабый аппетит и бессонница, психомоторное возбуждение, повышенная утомляемость, низкая самооценка – всё это отрицательно влияет на познавательные способности, школьную успеваемость и социальную адаптацию. 

Социально неприемлемые расстройства поведения – у каждого пятого-десятого малыша. В этом случае возможен так называемый, «агрессивный подтип СНИГА (СДВГ)» – тесное соединение синдрома и оппозиционно-вызывающего расстройства, внешне проявляющийся относительно большей агрессией, высоким уровнем бытового и дорожного травматизма, познавательными и речевыми проблемами. Получить характеристику подтипа этой проблемы поможет изучение нюансов семейной психопатологии и поиск допущенных педагогических ошибок. 

Специфические расстройства развития учебных навыков – у каждого третьего-четвёртого ребёнка, преимущественно мальчиков: нарушение уже освоенных приёмов чтения, правописания, почерка; арифметических навыков (дислексия, расстройство спеллингования, дисграфия, дискалькулия). Всё это, конечно, отрицательно влияет на школьную успеваемость. Одной из причин этого расстройства является нарушение работы определённых центров коры головного мозга, отвечающих за речевое развитие и зрительное восприятие, а также координаторной сферы. 

Расстройства сна – у каждого второго-третьего малыша. Сбиваются суточные (циркадные) ритмы, возникают трудности засыпания и проблемы с утренним пробуждением. Становятся обычным делом частые ночные пробуждения, ночные страхи и кошмары, сноговорение и снохождение, скрежет зубами (бруксизм). Выраженные расстройства сна обязательно окажут негативное влияние на познавательные способности и школьную успеваемость. 

У детей с синдромом невнимательности, импульсивности, гиперактивности объективно чаще встречаются нарушения общей координации и мелкой моторики, у них плохая физическая подготовка, недостаточно силы и выносливости для полноценной жизни. С другой стороны, можно смело говорить и о том, что они подвергаются большому риску, и почти на ментальном уровне: как показывает статистика, для таких людей повышена вероятность несчастных случаев, травм, ДТП, возможны повреждения и отравления, а у подростков велики шансы пополнить ряды наркоманов, алкоголиков и любителей табака. Достоверные клинические данные убедительно доказывают: среди молодых людей и взрослых пациентов с синдромом относительно велика частота профессиональной неуспешности и антисоциальной деятельности, у них нет (или очень мало) друзей, они чаще бросают школу, реже заканчивают высшие учебные заведения… 

Неужели выхода нет? Отчаиваться не нужно – сначала необходимо, как мы только что рассказали, определить проблему, а потом сделать всё возможное для того, чтобы ваш ребёнок её преодолел. О том, как этого добиться, мы и расскажем в следующем номере нашего журнала.

Сергей Зайцев
детский невролог
кандидат медицинских наук



Назад в раздел