Семья и школа

Есть дети, с которыми просто. Родители и педагоги наперебой хвалят таких малышей и друг друга: «Какая прекрасная школа!», «Какие ответственные мама и папа!» Но гораздо больше детей, у которых всё время что-то не получается, не складывается, а чего-то им просто не хочется. Сталкиваясь с трудностями, они растерянно озираются по сторонам, встречая такие же растерянные взгляды взрослых – учителей и родителей.

Нет, мы не рады, что мы пираты:
Всю жизнь краснеем за чёрный флаг!
Семья и школа, вы виноваты,
Что нас толкнули на этот шаг!

Кто виноват?

Любой человек очень тяжело переживает ощущение собственного бессилия. А после того, как его попытки изменить ситуацию не приносят ожидаемого результата, остается только одно – найти оправдания для себя. Так обстоит дело и с тяжкими обязанностями воспитателя. Родители и педагоги, убедившись в тщетности своих стараний, начинают искать корень этих неудач. И буквально на поверхности лежат целых две причины «педагогического» кризиса: генетика (или наследственный фактор) и условия воспитания (фактор социальной среды).

Проще всего списать всё на дедов. Как говорил король в одном фильме-сказке, оправдывая своё сумасбродство: «Предки виноваты – паразиты! А сам я добряк, умница!» Очень похожие слова можно услышать и от некоторых родителей: «У нас бабушка вообще к математике была неспособна, я тоже с двойки на тройку перебивалась, – чего же вы от него хотите?». Или: «Это вы почерк его папы не видели! Вот уж кто пишет, как курица лапой». И сразу всем становится как будто немного легче: гены виноваты – ну что с ними поделаешь? Не накажешь, в угол не поставишь, «переделать» эти гены тоже вряд ли удастся. Остаётся признать, понять, простить и принять эти ограничения, списав их на злокозненных предков. Это облегчение и для педагога – что уж тут поделаешь, такой попался материал для работы. Недавно слышал от одного учителя: «А вы его родителей видели? Это еще хорошо, что он вообще буквы складывать может, с такими-то мамой и папой!»

Такое объяснение снимает ответственность за успехи ребёнка и с семьи, и со школы, препоручая его будущее невидимым силам биологических законов. От взрослых, выходит, абсолютно не зависят индивидуальный образовательный маршрут и способности школьника. Родители и педагоги с облегчением разводят руками – они не виноваты в провале, а малыш обречённо сгибается под гнётом судьбы, в надежде, что его, наконец, оставят в покое.

Но, к счастью, это никогда не бывает окончанием истории. Хотя и соблазнительно найти далёкого предка, ставшего причиной неуспехов вашего ребёнка, школьные требования не берут в расчёт генеалогические нюансы. Конечно, все малыши имеют определённые врождённые особенности и ограничения. Лишь некоторые из них делают невозможным выполнение школьной программы, хотя стоит признать, что разным детям для этого требуются разные усилия. Сетования на гены (предков, судьбу, провидение) приносят лишь мимолетное облегчение и немного помогают пережить чувства вины, беспомощности и взаимного раздражения. Но чтобы добиться результатов, нужно двигаться дальше.

Жертва становится победителем

Если у ребёнка не получается домашнее задание, он чувствует себя очень паршиво. Страдает самолюбие, разрушается уверенность в себе, на смену им приходят тоска, отчаяние и нежелание что-либо делать. Когда рядом появляются взрослые и обнаруживают «катастрофу», чаще всего они ведут себя как тот погонщик, что бьёт и без того изнемогшую клячу. Это, конечно, не прибавляет ей прыти.

Но тут важно и другое: в ходе этого «процесса» мама и папа могут увидеть в своём малыше не только злонамеренного лентяя, но и жертву тяжёлых обстоятельств ученической жизни. Вот с этого момента и начинается пинг-понг взаимных упрёков взрослых: потому что, если есть жертва, то должен быть и преступник.

Родитель: «Разве можно такие сложные задания давать!?»
Учитель: «Почему вы не контролируете выполнение уроков?»
Родитель: «Вы у ребёнка всё желание учиться отбили!»
Учитель: «А вы ему его и не привили!»
Родитель: «Да он в школу уже ходить боится!»
Учитель: «Зато в школе никого не боится! Воспитания –ноль!»

Педагоги и близкие малыша, почувствовав своё бессилие, наперегонки обвиняют друг друга в неудаче. Обоим сторонам конфликта всегда проще переложить ответственность на оппонента, тем более, если они начинают слышать нотки обвинения с другой стороны. Им кажется, что они действуют из благих побуждений, защищая интересы ребёнка. Эти разбирательства превращаются в снежный ком взаимных упрёков, недоверия и упрямства.

А что же малыш? Он быстро учится манипулировать этими разногласиями: «Мне такие уроки задали – вообще не понимаю, как это можно сделать! Все двойки получили!» Ребёнок делает всё возможное для того, чтобы у родителей сформировалось максимально красочное и убедительное представление об ужасах школьной жизни. А с другой стороны: «Я уроки не сделал, потому что мне дома никто не может помочь, всем некогда, а сам я не справляюсь».

В такой ситуации есть и жертва, которая с удовольствием принимает на себя эту роль, и два спасателя, причём каждый из них уверен в собственной добродетельности и готов вести бои с «врагом». Наблюдая за такими отношениями взрослых, ребёнок подсознательно делает несколько выводов: он сам не отвечает за свои успехи; всегда есть кто-то, на кого можно свалить вину; если что-то не получается, найти оправдание будет несложно. Он учится не сотрудничать со старшими, а противопоставлять их друг другу, не выполнять учебную работу, а увиливать от своих обязанностей. И как это ни парадоксально, в данном случае именно жертва оказывается победителем. Руководствуясь принципом «разделяй и властвуй», дети используют конфликты – но не себе на пользу, потому что знать больше они не будут и серьёзных успехов не добьются. Ориентируясь только на настоящий момент и сиюминутное удовольствие, малыши получают послабления и сочувствие с обеих сторон конфликта, хотя сами остаются в дураках – в прямом смысле этого слова.

Общее дело

Когда мне приходится выступать перед педагогами или родителями, обе стороны высказывают множество упрёков и претензий друг другу. И тем, и другим кажется, что им только предъявляют требования и лишают возможности высказывать своё мнение. И те, и другие часто настроены решительно и очень активно объясняют, доказывают, убеждают – такие воинственно-педагогические речи и мысли. К сожалению, очень немногие их них готовы и хотят договариваться, искать общие цели, просить совета, оказывать взаимную поддержку.

Сегодня в средствах массовой информации много говорят и пишут о том, что отношения между учителями и родителями очень изменились. Новшества системы образования дают больше полномочий мамам и папам и предъявляют повышенные требования к педагогам. Родители начинают верить в декларации, что школа теперь оказывает для них «услуги», но учителя упорно настаивают на том, что такой упрощённый подход к образованию невозможен и настойчиво говорят о необходимости восстановить уважение к профессии. Эти перемены, как видите, несут в себе заряд конфликтов, во всяком случае, в период преобразований. Ведь ни родители, ни учителя пока не понимают, чего они могут ждать и требовать друг от друга.

Но самое удивительное, что из этой круговерти претензий и конфликтов часто выпадает сам ребёнок. Пока взрослые пытаются отстаивать свои права и вменять друг другу всё новые и новые обязанности, он робко стоит в сторонке и не знает, что его ждёт. Теперь фактором судьбы оказываются не гены, а эти всесильные взрослые, сошедшиеся в битвах титанов. Хотя, если быть до конца откровенным, победа ни одной из сторон не принесет малышу ничего хорошего.

Во время этих «состязаний» мы почему-то забываем о том, что главными задачами, успешное решение которых определяет будущее любого ребёнка, являются обучение и социализация. Педагоги, родители, воспитатели, администрация, социальные педагоги и даже работники детской комнаты милиции или комиссии по делам несовершеннолетних – только помощники в этом нелёгком труде. Их задача, как волшебных гномов в сказках, дать герою возможность сориентироваться, иногда подсказать дорогу покороче, помочь обойти препятствие, поддержать советом и дать инструменты решения самых разных жизненно важных для малыша вопросов.

Взрослые должны помочь детям увидеть, что школа – это не тёмный лес, полный чудовищ, через который необходимо пробраться, чтобы прийти к какой-то непонятной цели. Школа – это если и лес, то полный возможностей, чудес и волшебства, добрых и отзывчивых существ, самых разных тропинок. Да, там можно заблудиться, но все вместе мы обязательно найдём выход, узнаем что-то новое и интересное. Попробуйте добиться того, чтобы ребёнок видел в школе ресурсы, а не препятствие. Учитель сложно объясняет? А может ли кто-то из одноклассников помочь и объяснить лучше? Вероятно, педагог сложно подаёт не весь материал, а только некоторые темы. Или при этом отлично показывает, как решать задачи.

Строим диалог

Неважно, педагог вы или родитель, сотрудничество семьи и школы – в ваших интересах. Иногда кажется, что добиться такой «гармонии» очень трудно, но всё не так страшно, если придерживаться нескольких простых правил и принципов.

Как и всё, что происходит в школе, диалог между учителями и взрослыми членами семьи имеет воспитательные цели (и последствия). Поэтому важно, чтобы ребёнок был включён в этот процесс не в качестве жертвы, которую защищают или опекают, а как активный и ответственный участник разговора, который нуждается в поддержке. Не требуйте от него чего-то, а просто спросите, как он сам видит это взаимодействие. Пусть сам решит, чем ему могут помочь в школе, а чем в семье – это делает маленького человека ответственным за собственные результаты. Не нужно брать на себя роль адвоката его интересов (в этом случае другая сторона также возьмёт на себя эту роль), предложите себя в качестве посредника.

Основание для любого взаимодействия – общие цели. А они у родителей и педагогов всегда есть. Хорошо, если разговор с этого и начинается: «Мы с вами хотим, чтобы повысилась успеваемость по русскому языку», или: «Нам надо вместе что-то сделать, чтобы ребёнок чувствовал себя спокойнее в школе и научился мирно выходить из конфликтов». Здорово, если эти цели удастся сформулировать в позитивном ключе: не чтобы чего-то не стало (двоек, драк), а чтобы что-то появилось (знания, хорошие отношения). Чтобы разговор вышел плодотворным, есть смысл заранее подготовить свои предложения, записать их и согласовать с малышом.

В этот момент стороны иногда срываются на требования. Это вызывает протест, оправдания и взаимные упреки. Довольно часто так бесславно и заканчиваются встречи учителей и родителей, с сильным послевкусием раздражения и досады. Поэтому, пожалуйста, ничего не требуйте, а если столкнулись с таким поведением противной стороны, постарайтесь услышать за этим просьбу. Переспрашивайте после каждого: «Вы должны!..» – «Вы просите меня сделать то-то и то-то?».

Но лучше, если сначала вам удастся сказать о том, какой вы нашли выход из сложившейся ситуации, какую ответственность готовы взять на себя. И родителю, и педагогу часто кажется, что только он видит ту или иную проблему и борется с той. К сожалению, «партнёры» очень редко обмениваются мыслями и согласуют свои стратегии воспитания.

Замечательно, если удастся сказать о том, что вы видите и цените усилия другой стороны, замечаете достигнутые успехи, благодарны за определённые вещи. Это создаст атмосферу доверия и сотрудничества.

Наконец, после этого можно попросить помочь вам в очень конкретных вещах. Чем точнее и яснее то, о чём вы просите, тем больше вероятность, что вам пойдут навстречу.

Отлично, если у вас получится чёткий план совместных действий, в котором найдётся место и малышу, и педагогу, и родителям – ведь вы вместе идёте в одну сторону, и должны помогать друг другу. Несмотря на то, что понять «союзника» бывает очень сложно.

Виталий Сонькин
психолог, гештальт-терапевт



Назад в раздел