От сердца к сердцу

Заикание – нарушение, причиной которого чаще всего является событие или переживание, оставившее в душе ребёнка сильный след. Если нарушение имеет психологический характер, значит, с ним можно и нужно работать, но без значительных усилий со стороны родителей в этом деле не обойтись.
Мама трёхлетнего Максима, обратилась за консультацией, когда сначала лёгкие запинки сына переросли в сильное заикание. Малыш только-только начал хорошо, складно говорить, и появившиеся «спотыкания» в речи сильно встревожили маму. Она постоянно просила сына повторить слово или фразу, чтобы каждое слово было без запинки. Но когда Максим, пытаясь произнести неподдающееся слово, расплакался навзрыд, мама отвела ребёнка к логопеду.

Только спокойствие

Первым делом родителям нужно привести свои эмоции в порядок. Дети чувствуют ваше состояние, волнение и тревогу, что само по себе может вызвать невротические реакции без какой-либо внешней причины. Любой ребёнок может в какой-то период своего развития говорить с запинками, которые через какое-то время проходят сами по себе. Важно не акцентировать внимание на речи малыша, не теребить с расспросами и просьбами говорить правильно. Ваше состояние передаётся ребёнку, поэтому – только спокойствие, дышим глубоко, размеренно, разговариваем чётко, нараспев, как бы для образца правильной речи, и как можно больше положительных эмоций.
Лучше всего перевести ребёнка на щадящий режим – создайте дома спокойную обстановку, желательно сделать перерыв в посещении детского сада, как можно меньше новых впечатлений – нервная система должна отдохнуть. Компьютер, телевизор – желательно исключить полностью. Прогулки на свежем воздухе, режим, хороший сон и никаких конфликтов. 

В чём причина

Намного легче помочь ребёнку, если у родителей есть догадки, какое именно событие вызвало перегрузку нервной системы. Как можно скорее, по горячим следам – так намного проще справится с проблемой.   
В случае с Максимом найти причину оказалось не так трудно. Родители наблюдают ребёнка каждый день и замечают малейшие изменения в поведении. Маме Максима показалось, что причиной был испуг. В последнее время он стал быстро уставать, плохо спать по ночам, и стал очень послушным, что было на него не похоже. Главное его кредо на тот период было противостоять всему и всем, на всё говорить «нет». Каждое повседневное действие сопровождалось боем: одеться, вымыть руки, пойти гулять, почистить зубы, лечь спать, не говоря уже об уборке игрушек и необходимости ходить в детский сад. Вдруг этот воитель стал послушным и тихим, быстро выполнял то, что от него требовалось. Такая резкая перемена пугала, что явно указывало маме Максима, в какой области отношений с ребёнком нужно сделать послабление, чтобы исправить ситуацию.  

Радость общения

Никакие врачи и психологи не сравнятся с той высокой эффективностью решения детских проблем, как эмоциональное, позитивное общение с мамой. Эмоции – поистине лекарь любых хворей, и психических, и физических. Задайтесь целью – весело и с удовольствием провести время с ребёнком: делайте только то, что хочется обоим, играйте и балуйтесь, как можно больше смешного, весёлого, увлекательного. Запреты и воспитательные воздействия сведите к минимуму. Вам нужно напитать ребёнка любовью и радостью, на этих эмоциях держится здоровье нервной системы.

Играем вместе

Основное времяпровождение детей – это игра, а игра со взрослым для ребёнка особенно важна. «Ты не хочешь со мной играть – значит ты меня не любишь», – говорит малыш. Но почему? Потому что для ребёнка игра – это жизнь, это общение и это эмоции. Любящий родитель никак не может обойти мир ребёнка стороной. Хотя взрослым и непривычно разговаривать за игрушечных животных и, главное, поддерживать сюжет игры, но, потренировавшись, любой родитель способен научиться играть, ведь каждый взрослый был когда-то ребёнком. В процессе игры можно очень многое узнать о том, что малыш знает о мире и как к чему относится, чего боится и как себя ведёт в разных ситуациях. В игре дети формируют модели поведения, экспериментируют с ролями и избавляются от неприятных переживаний.
История, записанная со слов мамы Максима.
 «Сперва я забрала ребёнка из детского сада, а сама взяла отпуск за свой счёт. Я решила проводить время вместе с сыном. Мы играли целыми днями, баловались, играли в прятки, смешили друг друга и хохотали. Домашними делами и готовкой я почти не занималась, мы что-то перекусывали между делом, и в квартире был кавардак. Мы много гуляли, читали книжки и  играли. Сначала мы разыгрывали с игрушками знакомые сказки, а когда они закончились, то у нас стали получаться спонтанные игры-импровизации, начиная которые, мы никогда не знали, чем они закончатся.  
В какой-то момент, играя с сыном, я сделала для себя открытие, которое меня поразило. Мы как обычно играли, у каждого была игрушка в руках, и мы вели какой-то диалог и сюжет, который придумывали по ходу. Мой медведь разговаривал с котом моего сына, они «подружились» и вместе «прыгали» по дивану, а потом мой медведь устал и «пошёл спать». Но коту было скучно и он стал прыгать по спящему медведю. Тут медведь проснулся и рассердился: «Кто меня разбудил?» И тут я поняла, что мой ребёнок не на шутку испугался, по-настоящему. Говорю медведю уже от себя: «Да ладно, мишка, не сердись, пойдём лучше чай с нами пить». Чувствую, у сына как будто что-то отлегло, значит, не страшно стало. А он просит ещё раз повторить игру. Мы опять «прыгаем» по дивану игрушками, медведь «идёт спать», а кот снова его «будит». Снова мы уговариваем медведя не сердиться, и мой сын как-то повеселел. 
Мы так много раз играли, сын всё просил повторить игру, а мне пришло в голову, что, вероятно, я оказалась свидетелем модели той ситуации, в которой он так напугался. Он испугался, что его будут ругать, что он что-то сделал не так, что кто-то большой и сильный на него рассердился. Но если он испугался по-настоящему и его успокоило дальнейшее развитие ненастоящих, игровых событий, то, может быть, ребёнка как-то можно научить реагировать на чей-то гнев по-другому в процессе игры. 
В следующей игре мы поменялись ролями, и теперь уже мой сын был «рассерженным» медведем, а я придумывала разные варианты, чтобы предложить медведю, раз уж мы его так ненароком разбудили. Я предлагала ему бочку мёда, конфеты, а потом просто стала извиняться: «Ой прости, медведь, больше не буду». Потом нам эта игра надоела и мы играли в другую игру, с другими зверями и по сюжетам, которые придумывались сами собой. 
Через несколько дней на кухне за обедом случилось событие, которое заставило меня задуматься. Сын во время обеда так разбаловался, что опрокинул чашку с чаем. Чашка разбилась, а мой сын сказал мне: «Прости, я больше не буду». И продолжил есть, как ни в чем ни бывало. И у меня как-то от этого «прости» отошло раздражение, которое было поднялось внутри. Я сказала, что если чашка разбилась, надо подмести осколки и вытереть пол, и мы пошли вместе всё это делать. А мне так эта ситуация вдруг напомнила игру с медведем, и то с каким радостным облегчением он принялся за еду после своего извинения. Я вдруг поняла, что он просто нашёл способ выходить из ситуации и был рад этому, ведь он сам увидел, что это сработало. И я сама себе удивилась, как мало мне, оказывается, надо, чтобы успокоиться.
С тех пор я начала эксперименты с играми. Я постепенно перебрала всё, чего мог бояться мой ребёнок, и наши игрушки мужественно справлялись со своими переживаниями, хотя такой сильной реакции у сына, как в первый раз, которая меня впечатлила, уже не было. Ему было интересно, местами он не знал, как поступить, иногда использовал мои подсказки. Иногда сам изобретал способ действия. Оказалось, что игра – очень творческий процесс и увлекательный даже для взрослых.
Спустя два месяца я вдруг поняла, что давно уже не слышала каких-либо запинок или повторов в разговоре сына. Сначала я с трудом заставляла себя не обращать на них внимания, а потом просто забыла о них, общение стало важнее. И вот я вслушиваюсь в речь сына и понимаю, что у нас всё получилось. Ещёмесяца два я подержала его дома для «закрепления» результатов, а потом мы постепенно вернулись к нашей обычной жизни».  
Получилось ведь, значит, нужны были эти мамины душевные усилия. Взрослые часто не приемлют какие-либо изменения ради ребёнка. Учесть мнение маленького члена семьи не представляется возможным, даже если ребёнок заявляет о нём своим неблагополучием.  Конечно, существуют проблемы, бывает, что просто нет сил, но важна лишь верная расстановка приоритетов. Важно, на каком месте в системе ценностей у родителя стоят интересы ребёнка.
Именно любовь к малышу побуждает сделать усилия, но не внешние, для видимости, попытки решить проблему. Те находят выход, кто всей душой пытается прорваться, всеми возможными путями идёт к цели. Помните, что цель – не научить ребёнка хорошо говорить, а напитать его любовью. Только с ориентацией на эмоции малыша течение прибьёт вас в нужном месте. Помните, что любить – не значит жалеть или исполнять любой каприз, любить – это значит БЫТЬ ВМЕСТЕ И БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМИ, найти в себе возможность смеяться и интересоваться, и радоваться каждому дню, проведённому вместе.

Ирина Гусева
психолог



Назад в раздел