В черной-черной комнате...

Как малыши любят рассказывать и смотреть по телевизору «жуткие истории»! Раньше были популярны сказки о злых колдуньях, а потом в детский фольклор ворвались вампиры и оборотни...
А многие взрослые любят смотреть и читать криминальную хронику. По той же причине, по которой дети обожают страшные истории про гроб на колёсиках или чёрные шторы. Это попытка избавиться от базовых страхов. А когда человек уже не верит в Кощея Бессмертного и Лешего, ему нужны другие «страшилки».
Разумеется, у конкретного человека своя мера этого «лекарства», что связано с уровнем базового страха и с разными способами его преодоления. Мы, в самом деле, многого боимся. Смерти, одиночества, болезней, безработицы. Иррационального. Неизвестности. И этот страх требует выхода.
Ребёнок борется с помощью фантастических историй, энергия страха разряжает сама себя. У взрослого человека ситуация похожая, только он, конечно, боится чего-то совершенно другого. Однако эта энергия тоже требует эвакуации. И «большие» дядя и тёти «играют» не в «чёрные шторы», а пугают сами себя (чтобы изжить страхи) пресловутой криминальной хроникой или различными слухами и сплетнями, которыми они с удовольствием обмениваются. Из той же «оперы» склонность к экстремальным развлечениям, джампингу и прогулкам по стреле башенного крана. Это – игра со своим страхом.
Чешский писатель Карел Чапек считал, что люди интересуются преступлениями потому, что их «способен совершить любой и каждый». Любителя криминальной хроники, утверждал Чапек, волнует головокружительная, зловещая перспектива: в принципе, он может совершить то же самое! Кроме того, на преступника охотятся, как на тигра или медведя. А ведь древнейшие человеческие инстинкты – охотничьи. Сыщик, по Чапеку, это прачеловек, охотник и следопыт. Риск для него – спортивное и геройское наслаждение. 
Психика маленького человека решает те же проблемы. Если ребёнок хочет смотреть «страшилки», но после этого плохо спит и проявляет нервозность, нужно мягко ограничить просмотр «ужастиков», не запрещая это в категорической форме (запретный плод сладок). Поговорите с малышом, выясните, чего конкретно он боится. Иногда ночные кошмары могут быть одним из симптомов сбоя в работе щитовидной железы. А возможно, ребёнка пугает воспитательница детского сада. В сновидениях подсознание маскирует её под «чудище», Бабу Ягу. Неприятно, но факт: иногда малыш может бояться даже своих слишком суровых родителей, их подсознание превращает в снах в неких фантастических монстров. Однако, в принципе, тяга детей к «произведениям искусства» такого рода нормальна и в умеренных дозах вполне приемлема.

Наталья Веселенко
кандидат психологических наук



Назад в раздел