Благие намерения

«Прошлое – слишком серьёзная вещь, чтобы ею пренебрегать», – считает великий шведский режиссёр Ингмар Бергман. Этот знаменитый мастер в своих картинах неоднократно показывал нам страшные своей обыденностью семейные трагедии. Близкие люди постепенно отдаляются и становятся чужими, а все потому, что они не могут понять и простить.

Детские годы Бергман провел в усадьбе своего отца – пастора, где царил размеренный темп жизни, обязанности соседствовали со свободой, ограничения – с чувством надежности. И вдруг…. «Однажды осенним вечером… я вдруг услышал отчаянную перепалку, доносившуюся с первого этажа. Мать плакала, отец что-то гневно говорил. Мне стало страшно, такого я раньше никогда не слышал. Я выскользнул на лестницу и увидел родителей, ссорившихся в холле. Мать пыталась вырвать пальто из рук отца, тот не уступал. Наконец она отпустила пальто и ринулась к двери прихожей. Отец опередил её, оттолкнул в сторону и загородил дверь. Мать накинулась на него, началась драка. Мать дала отцу пощечину, он отшвырнул её к стене. Она потеряла равновесие и упала. Я громко закричал». Оказалось, что фру Бергман страстно влюбилась и собиралась разводиться, а отец семейства находился в тяжёлой депрессии. Дети ничего этого не замечали…

Просьбу матери – навестить отца, находящегося на смертном одре, Бергман выполнил только после её смерти. «Я никогда не порывал со своим детством, всё время вёл с ним диалог», – признался позже он.

Потерянные иллюзии

Не у всех, но у многих есть такой багаж – развенчанные, потерянные иллюзии детства. Абсолютно счастливый брак родителей, их безупречная жизнь – представления, которые в своё время легли в основу личности и служили основой мировоззрения маленького человека. Но в какой-то момент вдруг выясняется, что это только декорация, скрывающая совсем другую, часто противоположную, реальность. Такое открытие становится потрясением, наносит глубокую душевную рану, а иногда даже переворачивает всю жизнь ребёнка.

Так уж получается, что родители обманывают своих детей очень часто. Это делается, на первый взгляд, с самыми благими намерениями и, прежде всего, по мелочам, чтобы не создавать сиюминутные конфликты: «Телевизор сломался, поэтому сегодня, малыш, мультиков не будет». Кроме того, взрослые таким же образом пытаются манипулировать ребёнком: «Бабайка заберёт твои игрушки, если они будут лежать не на месте». Врут они также из страха и неумения говорить с маленьким человеком о сложных вещах: «Мы отправили заболевшего Барсика в пансионат для кошек». Или из-за чувства стыда и вины, желая защитить внутренний мир малыша – «Твой папа был замечательным, он был гонщик, но погиб, когда ты был совсем маленький». У родителей множество способов и поводов обманывать детей, и большинство взрослых даже не считают это враньём.

Впрочем, будем справедливы до конца: иллюзии, о которых мы говорим, взрослые создают не сколько для детей, сколько для самих себя, ради собственной безопасности, сохранения отношений в семье, в социуме. Ребёнок невольно оказывается частью этого спектакля.

Новая старая жизнь

Что же происходит с взрослым человеком, когда он узнаёт правду? Помимо шока, обиды и осознания того, что тебя в определённой степени обманули и предали, нужно пережить самое болезненное – оказавшись на пепелище прошлого, мы должны выстроить свою биографию заново, с учётом «вновь поступившей» информации. Это длительный и болезненный процесс – переосознание событий прошлого. Тяжёлое чувство потери то отступает, то охватывает нас вновь, заставляя сомневаться во всех и во всём. Чем длительнее отрезок жизни, который нужно переписывать заново, тем больше времени займёт реабилитация. Что ж, придётся ждать, когда волны улягутся и берег вновь станет безопасным.

Как это ни парадоксально, но развенчанные иллюзии детства – удар по доверию не к родителям и окружающему миру, а к самому себе, своей основе, принципам, суждениям. Нередко человек защищается от боли цинизмом, холодностью, надёжно цементирует дыры, оставшиеся на месте того, что раньше было правдой. Хорошо, когда такая заплатка – всего лишь временная мера, и мы всё-таки находим в себе силы и средства заполнить пустоту чем-то реальным, а не просто заткнуть костылем. Это неприятная работа, но её нужно сделать.

Сложная наука

Что мы можем и должны сказать родителям, которые сегодня, в эти часы и минуты, среди пышных театральных декораций, достоверно исполняют очередной акт своей пьесы, вовлекая в эту игру ребёнка и создавая у него иллюзию реальности? «Нельзя врать»? Это слишком примитивно – чёрно-белые суждения очень удобны, но не отражают всей полноты мира. Лучше сказать примерно так: делая что-либо, не забывайте, что вы не одни, рядом с вами находятся дети. Малыши – тоже люди, с полноценным набором чувств и переживаний. Решая, что вам делать, подумайте о них.

Наверняка многие взрослые, которые уже играют в этом театре, тяготятся своей ролью и не хотят сознательно обманывать детей. Как же выйти из положения? Вообще без потерь – увы, не получится. Будьте готовы к тому, что вы сделаете своему ребёнку больно.

Важно разобраться в том, какая часть жизни ненастоящая, найти все её частички и отражения, понять, с какой целью были построены ваши театральные декорации. Это потребует большого мужества: скорее всего, причины такого поведения, как показывает мой профессиональный опыт, вовсе не красивы или возвышенны, а весьма неприглядны. Помните, что взрослые зачастую привносят в жизнь ребёнка иллюзии собственного детства, совершают ошибки своих родителей, повторяя в детях свою боль. Ну и, наконец, нужно начать по-настоящему творить «мир», в котором будет жить ваша семья – не строить маниловские планы, а искренне, без фальши делать что-то совершенно конкретное.

Только после этого можно идти к малышу, заранее подготовившись к его неоднозначной реакции и непростым вопросам. Говорить с маленьким человеком нужно очень дружески, открыто и ясно. Да, быть хорошим родителем – очень сложная наука!

Мария Сурыгина
семейный психолог



Назад в раздел