Бьёт ключом

Только и слышишь повсюду: «бери от жизни всё», «живи полной жизнью». Зачем? Чтобы быть счастливым. Но счастье исходит изнутри, мало зависит от обстоятельств и противится любому давлению извне. Откуда оно берётся? Об этом размышляют наши постоянные авторы – Елена Соловьёва и Вера Людоговская.
Что было, то и будет;
и что делалось, то и будет делаться,
и нет ничего нового под солнцем.
Екклесиаст

В.Л.: Идея «полноты жизни», как мне кажется, – это часть современной гедонистической идеологии. Такое обязательное, но необъяснимое само по себе требование насыщенной полной жизни, причём насыщенность понимается как многокомпонентность: надо всем интересоваться, заниматься творчеством, путешествовать, иметь хобби. Нельзя жить чем-то одним, это называется «зацикливаться», возникает подозрение, что с твоей жизнью что-то не так.

Е.С.: Сфера потребления современного человека активно формируется многочисленной армией маркетологов и рекламщиков, и она постоянно расширяется за счёт поисков всё новых её объектов. Причём это уже отнюдь не только предметы. Это также знания; это новые яркие необычные впечатления, которые поставляют учреждения культуры; это путешествия, которые продают туристические агентства; это новые контакты… Очень трудно бывает провести грань между тем, когда заканчивается естественная для человека и очень важная в жизни любознательность и начинается просто стремление к коллекционированию новых мест и ощущений, которое по сути ничем не отличается от коллекционирования бутылок… Одна моя подруга – человек нестандартный и творческий – в начале 90-х годов стала хозяйкой салона, который специализировался на продаже искусства русских «шестидесятников». Через три года она задумчиво сказала мне: «Ты знаешь, а продавать картины ничуть не интереснее, чем продавать ботинки…»

Идея «полной чаши» противоречит понятию «жизнь», самой идее бытия. Эта формулировка выглядит как высказывание, содержащее в себе самом противоречие. Ещё Эрих Фромм, известный философ, социолог, сформулировал его так – «иметь или быть?» Фромм писал о подобной подмене понятий как о «большом обмане», очень распространённом в современной культуре: человек хочет быть радостным, счастливым, спокойным, а ему вместо этого предлагается приобрести что-то, символизирующее радость и покой.

В.Л.: Требование вот так понимаемой полноты – для многих на самом деле, на мой взгляд, ненужное и обременительное – активно пропагандируется сейчас, и в частности психологическим сообществом. Вот вы тоже, думаю, считаете, что жить наполненной жизнью – это для всех очень хорошо?

Е.С.: Конечно, хорошо! Просто не надо, как говорится, «таблеток от жадности – и побольше». Полноту обеспечивает не количество, а качество информации, общения, событий, впечатлений, размышлений, беседы… и ещё, очень важно – личная, индивидуальная релевантность! Всё это именно то, что нужно именно мне. Не то, что вообще распрекрасно, и не то, что интересно вам при всем моём к вам уважении, а то, что важно именно для меня. Для одного – это прогулки. Для другого – активный спорт, физическое движение. Для третьего – чтение литературы, книги. Для многих – рыбалка как место и возможность подумать и просто побыть самому с собой… И вот в чём я с вами полностью согласна – это в том, что когда всего слишком много, невозможно это полноценно переживать. Количество переходит в качество – но с обратным знаком. Правда, мера этого количества у каждого своя.

Под полнотой жизни обычно понимаются некие объективные характеристики, заполненность событиями, впечатлениями. Но на самом деле речь же идёт о субъективном переживании. И человек, который всю жизнь провёл в своей родной деревне, никуда не выезжая, может ощущать не меньшую – а порой и большую полноту своей жизни, чем некий другой, умотавшийся в международных авиаперелетах и потерявший смысл, ради чего он мотается в небесах над нашей планетой…

В.Л.: Несомненно, но жителю современного мегаполиса обрести это субъективное ощущение гармонии с собой гораздо сложнее. И, возможно, от этого появляется желание наполнить жизненное пространство многообразными яркими событиями и занятиями в надежде, что они приведут к искомому внутреннему состоянию.

Е.С.: Переживание полноты жизни, очевидно, зависит от структуры и качества потребностей человека. А также от его системы ценностей. Вот есть же ещё такой феномен: для некоторых людей – «как жизнь скучна, когда боренья нет». Страсти, сильные переживания, пресловутый «адреналин», получаемый через спорт, войну, бесконечные влюблённости со сменяющимися объектами, соперничество во всех формах, тоже дают это переживание… Как писал Пушкин: «Есть упоение в бою, и бездны мрачной на краю…»

В.Л.: Но мне кажется, что когда количество людей, способных получать удовольствие от жизни вот только таким экстремальным способом, растёт – а сейчас оно, по-моему, растёт (или, может, просто возможностей стало больше) – это вот тоже говорит об утрате каких-то важных смыслов. Жизнь сама по себе кажется пресной, почувствовать хоть какой-то вкус удаётся только с острыми приправами.

Когда взрослые люди ищут полноты жизни такими (или любыми другими) способами – это в конце концов их выбор и их дело. Но мы ведь ещё пытаемся (из самых лучших, конечно, побуждений) сделать насыщенной и жизнь своих детей. Вот картинка такой насыщенной жизни.

Шесть часов вечера, районный дом культуры. Родители ожидают своих дошколят перед залом для занятий хореографией. Малышей что-то долго не отпускают, но вот наконец-то раскрываются двери и выпархивает долгожданная шумная стайка. Один мальчик вприпрыжку подбегает к маме и взахлёб начинает рассказывать о всех многочисленных событиях и впечатлениях трудового дня (группа-то вечерняя – большинство малышей приходит после детского сада). Вдруг останавливается на полуслове и радостно спрашивает: «Мама, а давай сейчас пойдём на качелях покачаемся? Или придём домой и включим мультик?» Мама в ответ – испуганно-серьёзно: «Нет, что ты, Петенька, мы же сегодня ещё на керамику идём!» Петенька, ещё не теряя надежды: «А может, не пойдём? Ведь там ещё целый час сидеть…» «И посидим! – бодро отвечает мама. – Ты же любишь керамику!» Петенька едва заметно вздыхает, послушно натягивает колготки и отправляется с мамой любить керамику – правда, уже молча и без радостного подпрыгивания…

И это не единственное наблюдение и не только моё. Бедные усталые наши дети! Со своими сложными графиками учёбы и занятий, сравнимыми со списком дел руководителя небольшой компании. С недожёванными бутербродами, недоигранными играми («потом достроишь свой конструктор, у тебя же сольфеджио!»), недодуманными мыслями… С гастритом, головными болями, хронической усталостью… А когда они становятся подростками, у многих вообще пропадает желание куда-то двигаться и развиваться. Вроде теперь-то и развернуться бы – и возможностей больше, и общение в кругу единомышленников – но нет, уже ничего не хочется: всё видели, всё попробовали, всё надоело.

Е.С.: Да, исследования подтверждают эти наблюдения. Психологи из Хертфордширского университета (Великобритания) провели подробное анкетирование двухсот тысяч британских школьников в возрасте от 6 до 14 лет с целью выяснить, насколько они счастливы и каковы необходимые составляющие их счастья.

Результаты показали, что лишь 11% детей в Объединённом Королевстве считают себя абсолютно счастливыми. А вот 74% опрошенных указали, что их счастью мешает… скука (причём подверженными ей оказались больше девочки). А 67% школьников отметили, что чувствовали бы себя гораздо более счастливыми, если бы не были так перегружены внеклассными занятиями и имели бы чуть больше свободного времени.

Понимаете, и дети, и взрослые – но по разным причинам – нередко оказываются в ситуации, когда они живут вынужденную – а значит, не свою жизнь. Дети – потому, что их жизнь программируют полностью взрослые, исходя из своих представлений о полезном, а также о разумном, добром и вечном. Взрослые – потому, что вписаны в сложную конфигурацию множества социальных систем и несвободны в своих социальных ролях. По крайней мере, большинство думает – и, соответственно, действует – именно как несвободный человек. Кстати, то, о чём вы говорили вначале – идеология потребления – порождает именно большую внутреннюю несвободу, зависимость от объёма и качества этого потребления.

В.Л.: Полнота жизни связана с присутствием человека в его настоящем, сиюминутности. Это большое искусство – жить «здесь и сейчас». Опять же для современного человека мало доступное при всей популярности этого девиза. Например, наша любовь к постоянному фотографированию. При встрече с чем-то интересным, красивым и важным в нашей жизни – первая мысль: сфотографировать для будущего, чтобы потом рассматривать и переживать, когда оно уже будет в прошлом. А между тем, вспоминается известное высказывание Джона Леннона: «Жизнь – это то, что происходит, пока вы строите другие планы»…



Назад в раздел