Травля в школе

Ужасающе большое количество взрослых считают, что травля – нормальная составляющая взросления. Исследования показывают: унижение и насилие со стороны сверстников в школе наносят непоправимый вред развитию личности. В этом нет ничего «нормального». Думать, что травля – обычное явление, – лишать жертву поддержки и потакать обидчику.
Уважаемая редакция. В прошлом номере вашего журнала прочитала про травлю в школе. Удивилась, насколько точно эта статья описывает ситуацию, которая произошла с моим ребёнком. В первый класс дочка бежала с радостью.  Она умела читать, писать и считать. Школьная программа не казалась ей сложной. Учительница тоже нравилась, и поначалу всё шло прекрасно. Однако вскоре я стала замечать, что две мамы, которые быстро вошли в родительский комитет, часто появляются в школе, подолгу обсуждают что-то с учительницей. Перед праздниками они возникали с внушительными пакетами и от лица всего класса поздравляли её. В бюджете класса появилась статья «подарки», на которые родители исправно сдавали деньги. Дочери этих мам всё время получали от классной одобрение, похвалы и оказались в центре детского коллектива. Большинство ребят вовремя сориентировались, и у «королевы» и её «заместительницы» образовалась внушительная свита, которая наперебой угождала и заискивала. Те же, кто не успел или не захотел занять «правильное» место, оказались в изгоях. Во главе с классной их начали травить: из-за игрушки на парте Ваню поставили в угол, от огорчения у него из носа пошла кровь, Татьяна Львовна назвала его идиотом и влепила двойку. Глеба учительница не выпустила в туалет, и он не смог сдержаться. «Ты что, описался?» – громогласно спросила она. Класс надрывался от хохота. В мокрых брюках, под насмешки ребят, он провёл весь день. Моей доставалось тоже.  Через два года Татьяну Львовну попросили написать заявление об уходе. Решающую роль сыграли жалобы её коллег, чьи дети учились в нашем классе и тоже подвергались издевательствам. Татьяна Львовна подала заявление и ушла… в другую школу. Мы тоже перешли. На новом месте система была такая же: учитель – приближённые мамы – их дети-фавориты – свита – изгои. На этот раз дочь, повзрослев, поняла, что прогибаться под «главного» не обязательно, и высокий статус завоевала благодаря блестящей учёбе. Её уважают учителя и одноклассники. Мы выплыли, и дочка, получив душевные травмы, теперь говорит, что понимает, как устроен этот мир. Но я всё время думаю о детях, которых «затаптывали» на наших глазах, уничтожая их индивидуальность и намёк на человеческое достоинство. Может, они не обладали блестящими способностями и абсолютной поддержкой родителей. Но ведь это не означает, что они как личности не имеют права на «выживание».    

Ирина Макарова, г.Москва

Некоторые педагоги предпочитают не вмешиваться.  Арсенал реакций и действий учителя на моббинг разнообразен – игнорировать, решительно запрещать, увещевать, беспомощно вопрошать («Дима, ну зачем ты ударил Петю?»), вызывать родителей (чаще всего родителей обижаемого), – но неэффективен. Отчасти они не воспринимают это как свою задачу, потому что их этому не учили. Вроде бы классный руководитель должен отвечать за психологический климат в классе, но часто он не владеет необходимыми для этого инструментами, компетентностью, мотивацией.
Некоторые преподаватели считают, что наличие буллинга в  классе свидетельствует об их низкой квалификации. Это заблуждение приводит к тому, что многие учителя не хотят говорить о происходящем в классе насилии, тем более о мелком, привычном. Не хочется «выносить сор из избы» и подводить собственную школу. Но исследования вновь и вновь подтверждают: в любой школе и у любого учителя могут обнаружиться факты травли, провокаций, физического или эмоционального давления. Учителя часто, не разбираясь, в чём дело, наказывают того, кого травят. Ребёнка дразнили всю перемену, раскидали его вещи, он бросается на обидчиков с кулаками — тут входит преподаватель, и обиженный оказывается крайним. Нередко обвиняют затравленного ребёнка: «не похож на других», «неправильно себя ведёт», «сам провоцирует», «его не любят». Обвинять жертву — значит оправдывать обидчиков. Таким образом, учитель встаёт на сторону нападающего.
Часто в травле участвуют успешные дети, которые нравятся учителю, — и он не верит жалобам на тех, кто на хорошем счету. Мучители умеют вести себя тихо, притворяться паиньками и издеваться над жертвой, когда этого никто не видит.
Педагог должен разобраться в конфликте, выслушать обе стороны и поддержать ребёнка, которого обижают. Позиция учителя имеет решающее значение: даже не против обидчиков, а против самой травли.  
Увы, преподаватели обычно не считают нужным вмешиваться в детские конфликты: они считают, что воспитывать надо дома, а  обязанность  школы — учить. Но Закон об образовании возлагает ответственность за «жизнь и здоровье обучающихся… во время образовательного процесса» именно на школу (статья 32, п. 3, пп. 3). Лидер в детском коллективе — взрослый. Он определяет рамки поведения и правила в школе. Он отвечает за безопасность школьников, и если они наносят друг другу побои или психические травмы — это его зона ответственности. Школа должна учить не только предметам, но и навыкам социального взаимодействия: договариваться, решать конфликты мирно, обходиться без рукоприкладства.
В младших классах одни дети дразнят других только при попустительстве учителей. Более того, зачастую учителя не только закрывают глаза на травлю, но и сами её подстёгивают. С неприязнью относясь к одному из учеников, они провоцируют других детей.
Если вы видите, что ребёнка  травят, нужно сообщить об этом учителю и, если нужно, руководству школы. Травля — системная проблема школьного коллектива, и разбираться с ней на уровне детей и родителей абсолютно неэффективно. Учитель может искоренить буллинг только совместно с детьми. Не заступаться за жертву, не обличать зачинщиков. Сработают длительные, постепенные меры по оздоровлению климата в классе.
Учитель, который уважает учеников, укрепляет их самоо­оценку и отмечает успехи, готов обсуждать сложные ситуации в классе, откликается на обращения школьников и их родителей, работает на создание конструктивных отношений в классе.

Если травит учитель

К сожалению, бывает, что агрессорами выступают не только сверстники. Иногда в травле принимают участие учителя. Они намеренно сами дают начало буллингу, потому что не умеют справляться с проявлениями агрессии в детских коллективах. Некоторые педагоги пользуются детской враждой в своих целях — для поддержания дисциплины в классе.  
Буллинг  может быть даже очень  удобен. Когда в классе есть козел отпущения, дети на нём вымещают агрессию. Зачастую учитель, унижая и выделяя «необучаемых», «худших в параллели», сам провоцирует травлю. Так, поощряя агрессию, направленную на кого-то из детей, педагог сбрасывает напряжение в классе. 
Какие формы принимает неприязнь учителя? Поставить перед всем классом, наказывать всех из-за одного, изматывать постоянными вызовами к доске,  необоснованными жалобами, обвинениями в том, чего не совершал, унижать перед всеми. 
Учитель, недолюбливающий ученика, может снижать оценки (доказать предвзятость учителя сложно, ведь оценивание всегда субъективно); негативно обобщать, возводить любой промах в систему; игнорировать достижения ученика или представлять их в невыгодном для него свете, осаживать желание проявлять активность.
Особенно тяжело ребёнку справиться с психологическим насилием со стороны взрослых в начальной школе. В это время учитель имеет большое влияние на его становление личности и выбор ценностей. Поэтому, если он  оценивает кого-то из ребят как «плохого», дети этому верят. Замечания по поводу успеваемости, внешнего вида или игнорирование ребёнка приводят к тому, что у малыша появляется страх навсегда остаться плохим. Он теряет интерес к учёбе, с трудом усваивает материал, хуже успевает. Школьник может начать придумывать различные предлоги, чтобы не ходить в школу, или просто категорически отказывается идти на урок, начинает часто простужаться, становится скрытным, тревожным, плаксивым.

Как же помочь? 

Сначала поговорите с классным руководителем, продемонстрируйте свою решительность разобраться в ситуации. Если предпринятые шаги не меняют её, обратитесь к администрации. На уровне школы сейчас появляется все больше и больше инструментов, которые позволяют решить этот вопрос. Будьте готовы пройти все возможные инстанции, чтобы прекратить буллинг в отношении ребёнка.
Ваша задача – не спустить дело на тормозах, ограничиваясь одним разговором, а выступить жёстким контролёром принимаемых мер со стороны руководства школы.
Итак, ваш ребёнок стал объектом травли в школе. Что предпринять.
Поговорите с сыном или дочерью, но избегайте при этом длительных допросов! Проанализируйте ситуацию вместе: когда и почему возник конфликт, кто из детей принимает участие в травле, есть ли у него защитники, как часто это происходит, существует ли опасность для жизни и здоровья.
Сохраняйте спокойствие сами и успокойте ребёнка. Осторожные слова и взвешенные решения в данной ситуации помогут гораздо больше, чем бурные эмоции. Убедите малыша в том, что всегда будете на его стороне.
Соберите доказательства травли: свидетельства учителей или других учащихся, скриншоты экрана, если речь идёт о травле в социальных сетях, или смс c оскорблениями и угрозами, видеозаписи и тому подобное.
Предложите изменить тактику поведения, научите правильно реагировать на агрессоров. Лучший способ в данной ситуации – игнорировать обидчиков или вести себя неожиданным для них образом. Например, не поддаваться на провокации и сохранять невозмутимость или обратить всё в шутку. Неожиданная реакция на стандартные обстоятельства позволит сделать шаг к преодолению конфликта.
Велика вероятность, что ситуация не разрешится сама по себе. Поэтому обратитесь за помощью к классному руководителю, школьной администрации, школьному психологу и выясните, что они готовы сделать для урегулирования конфликта.
Если имеется опасность для жизни и здоровья ребёнка, обратитесь в правоохранительные органы по месту жительства, написав заявление и представив собранные доказательства: диктофонные записи угроз и оскорблений, скриншоты, свидетельства одноклассников, друзей или просто прохожих.
Родителям важно проанализировать собственную тактику поведения с ребёнком.  Помните, что особенности воспитания (гипер- или гипоопека, эмоциональная холодность, авторитарный стиль отношений) – сильный провоцирующий фактор комплекса жертвы у малыша.
Дорогие родители! Только вы можете защитить вашего ребёнка, отстоять его индивидуальность. 

Наталья Озерова
кандидат педагогических наук



Назад в раздел