Просто смешно!

Мы что-то безвозвратно потеряли... Способность смеяться. Обезоруживающе. Непосредственно. До слёз.
Почему дети так смеются, а мы вот не можем? Недаром говорится: «знания умножают скорбь», «многая знания – многие печали». Дети  – ещё в самом начале своего пути, а мы – уже далеко впереди. Ребёнок – он в наличном весь без остатка, как сахар в кипятке, растворяется. И жизнь его сладка! Один шестилетний мальчик придумал замечательную метафору: «Счастье – похоже на люстру, которая в большой комнате висит, чешскую. Когда её включают, то повсюду такие искорки. Всё играет, светится, всё волшебное, и тебе становится хорошо». В мире детства нет зла, нет проблем, а главное – нет смерти. Дети не знают о смерти. А коль знают – не верят. Не признают её серьёзности, неотвратимости. Дети верят в жизнь! И поэтому они ТАК смеются!
Чувство юмора – одно из высших человеческих чувств, оно не врождённое, до него  ещё необходимо дорасти. Маленький ребёнок воспринимает мир буквально, предельно конкретно, и смеётся по весьма прозаичным причинам, например, когда ему щекотно. По мере взросления он учится распознавать комическое и шутить сам.  
Юмор у детей, так же как и сознание, – индуктивно, развивается от частного к общему. Знаменитый французский психолог Анри Валлон говорил: «Ребёнок ближе к реальности и, одновременно, дальше от неё». Дети думают, сравнивают, обобщают, по полочкам раскладывают, упорядочивают всё увиденное посредством образов разной степени сложности. Детские представления тянутся к языку, слова связываются с картинками из памяти или воображения. Получается спонтанное, житейское понятие – основной материал мышления дошкольников и младших школьников. 
В голове у детей – генератор случайных чисел, который соединяет несоединимое. «Дети способны сделать всё что угодно из всего что угодно» (В.Шекспир). Иногда одно к другому уж очень смешно пришивается – несовместимости срастаются. Мой конёк, мой фирменный приём (действует безотказно) для преодоления дистанции с ребёнком – небывальщину сочинить. Например, историю о том, как бабушка стала ученицей. Диссонанс? Несоместимость? Значит, смех гарантирован. Или как-то мы с детьми переиначили известную песню. Получилось: «Коробка с карандашами // Стёпа с большими ушами». Так все по кругу «с большими ушами» перебывали. И не надоедало. Смех вызывают нарушенные пропорции, дисгармония, гипербола. «Так, кто платки носовые на прогулку не взял? А нос свой вы в шкафчике не оставили?» – и  детишки этот почти гоголевский образ с радостью принимают. 
Дети смеются, когда называют друг друга по имени-отчеству, присваивают предметам несвойственные им качества («деревяшка железная», «мороженое горячее»), играют в игру  «наоборот» друг с другом и с нами, взрослыми: «Так, мама, надень шубу, надень шляпу и садись пить чай». 
Юмор прекрасно помогает  в трудных случаях, когда ребёнок устал, чего-то боится,  проявляет упрямство или преувеличенно оценивает свои способности. Увещевания чаще всего лишь усугубляют ситуацию. Поэтому попробуйте переключить его внимание на смешную сторону событий. 
Дети при их природном оптимизме высоко ценят проявления юмора в самых его простейших формах. Взрослый, обладающий юмором, как правило, любим детьми уже за то, что «с ним весело». 
Итак, маленькие дети  смеются над:
• внешним видом друг друга и странными, неожиданными звуками;
• нелепыми движениями и  оговорками;
• летящими осенними листьями и журчащими весенними ручьями;
• взрослыми, когда те рожицы строят, фокусы-покусы показывают;
• «смешными словами» и оборотами речи («а хо-хо ни ха-ха», «Вахмурка и Кржемилик», «тип-топ», «кондебоберы», «стругавчики»), народными шутками-прибаутками, потешками;
• домашними животными и над собою «маленькими».
И ещё много над чем. Потому что они видят, как им улыбается мир. 

Михаил Телегин
педагог-психолог



Назад в раздел